НАВЕРХ


Сейчас на сайте 86 гостей

Город: 
НОВОЕ НА САЙТЕ

Дорогие читатели, здравствуйте! Представляем вам очередной – и, между прочим, юбилейный, 25-й! – выпуск «Современной психологии». К нашей большой радости, к команде авторов журнала присоединились еще несколько первоклассных специалистов-психологов. А значит, впереди еще больше открытий, а под ногами – еще тверже опора, и восхитительно-неумолимо расширяются горизонты… Как и всегда, мы пишем о важном и самом важном, вдохновляем и даем полезные практики, и конечно, отвечаем на ваши вопросы. Спасибо за то, что вы с нами! С уважением, главный редактор Мария Афанасьева

Читать онлайн Купить pdf (50 р.)

Автор: Седов Евгений Александрович

Сегодня институт семьи переживает непростой кризис. Информационное пространство буквально кипит от взглядов, теорий и верований по данному вопросу. Поэтому на первый план выходит индивидуальная адаптация супругов друг к другу. С каждым днём становится важнее то, как супруги умеют договариваться и любить. А ведь это прекрасное чувство осталось...

Читать полностью >>

Автор: Седов Евгений Александрович

Фантазии о сладострастной кульминации сексуальных отношений будоражат кровь женщины с юных лет. Прекрасный принц, крепкие объятья, страстная ночь... и тем глубже разочарование, когда половой акт не приносит должного чувства наслаждения и удовлетворения. Что же в таком случае делать и как получать оргазм каждый раз во время секса с любимым...

Читать полностью >>

Автор: Седов Евгений Александрович

Бытует мнение, что психолог должен решать все проблемы за человека. Прийти в дом и чуть ли не силой промыть мозги непослушным родственникам. К нему обращаются, как к спасателю из “душевного МЧС”. Давайте разберёмся в хитросплетениях семейных драм, в поведении психолога и того, кто хочет действительно помочь, а не просто лелеять своё ЭГО. Здесь...

Читать полностью >>
Все новые статьи >>

Автор: Гудимов Вениамин Витальевич

Рубрика: Быть и понимать


ТЕКСТ КАК ИЛЛЮЗИЯ


Тема иллюзорности существования, которая захватывает человека и трансформирует его, принуждая к своей (или совместной?) реализации, как некий древний камень, находится в основании многих – если не всех – текстов. Искусство текста – это нахождение дистанции между отсутствием реального и присутствием иллюзорного.   Кто создает текст? Автор? Но текст творится речью как минимум двоих. Автор нуждается в персонажах, данных явно или растворенных, превращенных во что-то иное, как бы замаскированных, но говорящих.    Но что есть персонажи? Внутри них – иллюзия, но снаружи – маски, узнаваемые маски («отец, герой, дочь, преступник, художник»). По этой причине речь двойственных существ (а бывают ли другие в тексте?) подобна калейдоскопу, который захватывает внимание не одним узором, а их сменой.    Тогда – если текст это нереальная реальность – что же есть прочтение текста?    Ремесло, автоматический навык повторения, который уплощением текста в плоскость механизирует контакт с ним? В этом плане то, что происходит на уроках литературы в школе, имеет привкус механизации – детскую массу «учат» что-то делать с текстом.    Принуждая механизировать текст и свое сознание быстрым и удобным образом через вопрос: «Что же хотел сказать автор?». Тем самым обнуляя потенциал, возникающий между человеком и текстом, разрушая, опустошая ландшафт прочтения, делая почти невозможным услышать текст и свою речь в тексте.    Поэтому отвечать на вопрос «Что же хотел сказать автор?» приходится учителю, участь которого печальна. 


И печаль не в том, что учитель запихивает, помещает в голову ученика вопрос готовой формы. И не в том, что ученик ожидает этого повторения по отношению к каждому произведению, независимо от содержания и впечатления. И даже не в том, что повторение заменяет прочтение, и этой подменой делает насилие привычкой, приятной, обязательной и – самое главное – продвигающей по лестнице аттестации.   Участь учителя печальна в признании неуместности заданных и ожидаемых отношений с текстом, которые лишают ученика самого главного сокровища – остаться один на один с текстом, прочитать его и услышать свое прочтение, понять его, снова вернутся к тексту...    Между учеником и текстом неумолимо стоит фигура педагога, который задает вопросы и который ждет ответов. Обреченность педагога (да и психолога тоже!) зреет в попытке заменить собой текст, его автора и, конечно же, читателя, в конечном счете – попыткой выдать оценку за правду, а правду – за оценку.   В этой обреченности, наполненной ожиданием «правильного» ответа на «правильный» вопрос, разговор... невозможен. Речь прекращается и теряет смысл в одно мгновение после фразы «садись 5,4,3,2..».   Что произойдет с учителем, если в ответ на вопрос (его ли вопрос?): «Что хотел выразить сказать автор?» – его спросить о том, что он сам думает о романе?     


Опыт отношений с текстом у многих из нас вырастает из школы. И по этой причине имеет привкус пустоты и ожидания не просто «правильности», а «правильности» говорящей – и за нас, и за автора текста, который мы осмелились открыть.     Учитель: О чем сказка «Вин-Пух»?  Ответ: «Про медведя Вини-Пуха и пр.».  Учитель: Правильно. Другой «ответ» (да не ответ вовсе, а размышление!): … персонажи по-разному одиноки… Учитель: повторяю вопрос…мне нужен четкий ответ. Итак, о чем сказка «Вини-Пух»?    Учителю нужен конец вопроса, ученик же говорит о начале. Какая четкость в этом случае – если они находятся в разных реальностях? С какой стати и кто решил, что мы должны гнаться за ясностью, сталкиваясь с игрой иллюзии и находясь далеко от друг друга?    Но ведь с ясностью тоже совсем плохо – требование ясности сопутствует душевной и словесной пустоте. Вопросы учителя касаются таких тем, в которых присутствие речи и присутствие в речи имеет максимальный смысл, но как раз речь в поле отношений «учитель-ученик»… невозможна по той причине, что между текстом и учеником маячит другой.    Другой, обреченный заранее знать, что надо спросить и ответить ему же. И реакция на него смешивается с реакцией на текст. Текст – это нудный учитель, не так ли?    Вносить ясность можно по-разному и, что важнее для понимания, разной ценой. Иногда внесение ясности «железной рукой» одного оборачивается неспособностью другого прочитать свой собственный текст.   Так что же тогда? Получается, на пути к тексту нас ждет не текст, а… другой – который уводит к себе, создает ясность в пространстве «вопрос-ответ-оценка». Похищает наш текст, лишая его нашей речи, делая серым ландшафт понимания. Или же мы сами – когда-то – отдали свою речь в мену, заменив ее дирекциями другого?     


Так или иначе – но все идет к шокирующему открытию того, что мы читаем текст через … другого, вместе с ним. Прочтение текста – это разговор с другим, но только ли с ним?    Способны ли мы поговорить еще с кем-то? Но тогда что будет делать тот, другой?   Но для чего нам говорить? Именно говорить, а не воспроизводить повторные фразы «дайте мне», «сделай так» и пр. – в которых нас… нет. Именно нам – а не уверенному в себе «главному», строгому «учителю», неуверенному «ребенку»?    Вопрос не о единичностях, повторах других – а о речи человека. Точнее – о распределении ясности и иллюзорности. Если ясность – это другой, его четкие вопросы и требования ко мне, то… неужели «я» – это… иллюзия? А что… если наоборот, ясность – это иллюзия другого, которую я (по инерции, разумеется) повторяю?   Общение с текстом сопряжено с переживанием речи другого и иллюзорности себя. Это переживание образует чуждую речь, тексты которой человеку кажутся пустыми – поскольку ясность, правильность, быстрота (и т.п.) другого вытесняют неправильного, смутного, медленного, но настоящего «себя».   Желание прочитать свой текст упирается в то, что он написан для другого, но не для себя. Он написан, чтобы разжалобить другого, заставить дать конфету, оценку, т.е. совершить действие, заменяющее собственное понимание. Здесь человек натыкается на подделку себя – поскольку текст пишет не он, а как бы второй другой. Один другой пишет для второго другого – точнее не пишет, а отвечает с максимальной ясностью «что хотел сказать автор романа «Война и мир»».   


Поле ясности и известности, которое лежит за вратами текста, оказывается во власти двух других. У человека возникает ощущение, что текст уже прочитан – некий постшкольный флэшбек. Остается присвоить себе это ощущение, повторить речь, которая так и просится на язык, чтобы… повторить (но не прочитать) когда-то произошедшее. Эти двое «из ларца» ведут разговор «за человека», и до поры до времени это устраивает.    Но в какой-то момент – раз за разом – по реальности, создаваемой речью «двоих из ларца» пробегают волны. Человек получает новый опыт, который не может быть описан только «речью других». Возникает двойственность, когда сквозь ясность проглядывает недосказанность. Т.е. ясность уже не ясность, а скорее иллюзия, подобие, имитация.    Этот разрыв привлекает внимание, пробуждает вопросы уже другого порядка и направленности, благодаря которым происходит переосмысление отношения и действий, которые может позволить себе человек с текстом, в том числе с тем, который написал он сам.





Темы:  Текст (9)


Просмотров (1779)
Понравилось (2)


Комментарии к статье (1):
 
Константин
17.02.2014 18:33:22
Спасибо за статью! Это нечто новое. Про такое я еще не слышал.
Понравилось  (0)

Автор: Огненко Надежда Михайловна

Очень важно изменять тяжелые сны. Изменяется сон – изменяется состояние души. После этого остается еще немного пожить во вновь созданном образе, чтобы закрепить успех.Важно всегда выбирать веру в себя, решительность перед лицом трудностей и радость от преодоления препятствий.

Читать полностью >>

Автор: Болигатов Олег Олегович

Помимо безопасности и питания у всех детей есть потребность, такая же важная и необходимая, как и предыдущие две – это любовь родителей и общение с ними. И это не какая-то детская прихоть, это жизненно необходимо для развития психики ребенка.

Читать полностью >>

рекомендует:

Послушные или напуганные? Честная книга об ошибках родительского воспитания
(уже в продаже)

Автор:Афанасьевы, Алексей и Мария

Зловредные «традиции» воспитания: что делать с ними в своей жизни и своей семье? Как вырастить детей здоровыми, успешными, счастливыми - и быть счастливым самому? Ответы на эти и другие вопросы, а также много информации к размышлению - в честной книге об ошибках родительского воспитания «Послушные или напуганные?»

Далее >>
Муж и жена - одна страна: системная психология супружества

Автор:Афанасьевы, Алексей и Мария

Перед вами книга о закономерностях, которым подчиняется семейная система. И конечно, не только об этом. Мы пишем об ошибках, которые люди допускают, строя свою семейную жизнь. О том, почему это все-таки ошибки и как с ними работать. По большому счету, это книга о том. как создать счастливую семью, оттолкнувшись от того, что существует «прямо здесь, прямо сейчас».

Далее >>
Путешествие героя. Путь открытия себя

Автор:Дилтс Роберт, Гиллиген Стивен

Книга содержит в себе интегрированный и обобщенный за 30 лет совместной деятельности опыт авторов в области эриксоновского гипноза, НЛП, мифологии и восточной философии. Результатом такой интеграции стало развитие третьего поколения эриксоновского гипноза под названием Генеративный транс, или третье поколение НЛП.

Далее >>
ДПДГ

Растворитель для навязчивых мыслей, неприятных воспоминаний, проблемных состояний.

Далее >>



Возникли вопросы?

Напишите нам письмо,
мы обязательно свяжемся
с Вами!